Домой Белое море Как промышляли беззащитных китов

Как промышляли беззащитных китов

1597
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Кит, убитый на Шантарских островах. С. astv.ru

Как промышляли беззащитных китов.

«…Вопрос заключается в том, долго ли сможет Левиафан выдерживать столь постоянные преследования и столь беспощадное избиение, и не будет ли он, в конце концов, совсем уничтожен, и последний кит, подобно последнему человеку, выкурит свою последнюю трубку, и сам исчезнет с последней затяжкой.»

Герман Мелвилл «Моби Дик, или Белый Кит»

Человек — странное существо на планете. Он не только стал убивать себе подобных, но начал убивать и другие виды, причём в гораздо большем количестве, чем ему требуется для питания и выживания. Мысль человека стала работать на изобретение оружия, на накопление запасов и расширение своих территорий. Китам от этого качества людского населения тоже досталось — люди чуть не уничтожили весь их род. Рассмотрим, как это было.

Когда начался промысел?

Есть сведения, что способы убийства китов были известны ещё тысячи лет назад (гарпуны и копья с костяными или каменными наконечниками были найдены в свидетельствах древних материальных культур до 3 тысячелетия до н.э.), но это могли быть только единичные случаи поимки гигантов.

Люди долго представляли себе китов как очень большую рыбу, хотя уже древние ученые говорили о высоком интеллекте дельфинов. Но подводный мир во многом и сейчас недоступен для человека, хотя от людских выбросов он может и погибнуть. В середине прошлого века ученые установили и исследовали высокие интеллектуальные способности морских млекопитающих. Теперь наиболее точной характеристикой способностей китообразных стало высказывание нашего ведущего эколога А.В.Яблокова «Киты — это подводный разум«.

Киты, которые появились на планете десятки миллионов лет назад, не выработали эффективных способов защиты своей жизни. Очевидно, до появления человека в этом им не было необходимости — в океане киты были самыми большими. Как правило, они подпускали людей близко к себе, поэтому китобои могли метнуть или воткнуть копьё в кита. Затем кит долго таскал судно по океану, пока не ослабевал — тогда место гарпунщика занимал капитан и наносил жертве смертельный удар в дыхало копьем.

Охота на кита. С сайта pikabu.ru

Известно, что поначалу китов промышляли во время их подходов к берегу, что происходит, как мы теперь знаем, во время рождения детёнышей. Для своей охоты люди стали использовать парусно-вёсельные небольшие суда, которые были часто много меньше размеров добываемых животных. Но охотники нашли уязвимые места китов, для их убийства они применяли, в частности, зазубренные копья с привязанными к ним линями (гарпуны).

Убиван кита
Охота на китов в одной из деревень Индонезии, сохранившей древний способ промысла до сих пор. Фото с сайта southparkour.ru

Были и другие методы. Айны на Курилах и алеуты района Аляски на лодках искали места, где спят киты, подходили к ним также близко и били ядовитыми стрелами из лука. Потом ждали, когда отравленного кита выбросит на берег. Секрет яда айны тщательно сохраняли.

Олюторы (жители севера Камчатки) ловили китов сетями, которые делали из моржовых копченых ремней, толщиною в человечью руку. Сети ставили в устье морского залива — один конец загружали большим камнем, а другой оставляли на свободе, в котором запутывались киты. Чукчи промышляли китов почти так же, как европейцы – гарпунами с нескольких байдар, обтянутых лахтачьими (тюленьими) кожами.

Надо признать, что эти древние способы добычи китов немногочисленным населением прибрежных территорий океанов практически не наносили урон их численности. За лето удавалось добыть одного-двух китов. Местные жители восточных окраин России издревле употребляли все их органы и части, без исключения. Из кожи делали подошвы и ремни, мясо употребляли в пищу и заготавливали на зиму, усами сшивали байдары, ими же плели сети на лисиц и на рыбу, из нижних челюстей делали полозья под санки, позвонки шли на стулья и снегоступы, рёбра служили для строительства жилья, кишки шли на одежду, жилы — на гужи и веревки, жир использовали для освещения, выделки шкур, пропитки материалов и многое другое.

Массовый промысел и баски

Массовый промысел китов, как говорят документы, начался в IX веке в Бискайском заливе басками на севере Испании, хотя первые сведения о торговле ими китовым жиром (или китовым маслом) для освещения относятся ещё к 760 году. Не исключено, что тогда жир получали от китов, выбросившихся на сушу, что случалось.

Но промысел басков развивался и совершенствовался, он был возможен в связи с ежегодными заходами северного гладкого кита (Eubalaena glacilis), в Бискайский залив, в Кантабрийское море, где у них в течение тысячелетий (или больше) рождались детёныши. Объектами промысла могли быть также серые калифорнийские киты (Megaptera novaeangliae). Среди европейцев баски были единственными, кто совершенствовал методы этого промысла. Способствовала успешности промысла и особенность гладких китов — они не тонули после их убийства, как некоторые другие виды.

Уже в X-XIV столетиях этим промыслом решили заняться и другие народы. В Бискайский залив устремились исландцы и норвежцы, перенимая технику промысла у басков . Промысел был настолько интенсивным и жестоким, что к концу ХIV века киты там были уничтожены.

Северный гладкий кит остается очень редким до сих пор, несмотря на запрет охоты. Если его естественная численность до промысла исчислялась сотнями тысяч, то теперь — одна-две сотни самок, которые рождают детенышей раз в 8-10 лет. Гибель этих китов в сетях и от судоходства превышает рождаемость.

Самка северного гладкого кита, погибшая в сетях у берегов Канады. Фото от Питера Дули с сайта eco-cosm.com

С XV века баски стали охотиться на китов вдали от своего побережья, промысел перемещался всё севернее, где стали промышлять сначала гренландского кита, а затем включили в добычу все остальные виды. В XVI-XVII веках китобойный промысел был уже широко развит во многих странах – Голландии, Англии, Германии, Франции, США, Японии и др.

Баски также искали новые места промысла, есть версия, что они уходили все дальше не только на север, но и на запад. Французский историк Бертран д’Аржантре (1519 — 1590) утверждал, что баски, преследуя китов в Северной Атлантике, обнаружили Северную Америку за сто лет до Колумба. Позже это подтверждали Этьен де Клейрак в 1647 году, а бельгиец Пьер-Жозеф ван Бенеден в 1878 и 1892 годах даже уточнил дату открытия — 1372 год, когда баски нашли китов в районе Большой Ньюфаундлендской банки. Но современные баски не отстаивают свое первенство в открытии Америки и не охотятся на китов.

Промысел китов в Новом Свете

Бесспорное присутствие баскских китобойных экспедиций в Новом Свете датируется второй четвертью XVI в. По-видимому, это были французские баски, последовавшие примеру бретонских тресколовов, сообщивших, что они обнаружили богатые китовые угодья в Лабрадоре и Ньюфаундленде. Первые экспедиции в эту область совмещали охоту на треску и на кита. Изначально баски возвращались не с китовым жиром, а с китовым мясом в рассоле.

Первым известным судном, совершившим китовую экспедицию, был корабль французских басков La Catherine d’Urtubie, вернувшийся в 1530 г. с 4500 штуками вяленых тресок, а также с 12-ю бочками китового мяса «без ластов и хвоста». Через некоторое время экспедиции направлялись исключительно за китовым жиром. Первые заведения по переработке китового жира были построены в южной части Лабрадора.

Испанцы, а затем англичане и французы, в конце XVI века начали интенсивный промысел на северо-востоке Северной Америки. Эти воды служили прибежищем для китов, моржей и тюленей. Первые европейцы в Новом Свете называли подступы к новому континенту «Морем Китов». Ещё в 1705 году там отмечалось их такое количество, что они мешали судоходству. Киты совершенно не боялись людей, подходили близко к судам. Гарпуны можно было выпускать в них даже с берега, не выходя в море.

Убиван кит2
Охота в «Море китов» не представляла сложностей — китов били без разбора.

Среди этих китов находились почти все известные нам виды, а возможно — и уже исчезнувшие. Началось их настоящее побоище. Примерно так же европейцы поступали и с птицами, попадая на острова с их колониями. Жестокость, с которой уничтожалось всё живое у берегов Америки — самые страшные страницы в истории отношения человека с природой.

Развитие промысла в Гиперборейском (Северном Ледовитом) океане

Около 1610 года организованная англичанами компания направила свой китобойный флот к берегам Шпицбергена для добычи гренландского кита. Там промысел стал быстро развиваться, и уже через несколько лет китобойные флотилии пришлось сопровождать военными кораблями, так как случались сражения между военными флотами Голландии и Англии из-за дележа мест, богатых китами.

Коммерческая ценность гренландского кита в те времена была настолько велика, что снаряжение судна считалось очень выгодным, если за сезон будет убито три таких кита, а иногда доход только с одного крупного кита покрывал издержки путешествия.


Гренландский кит, ставший одним из редчайших животных на планете (фото Denis Scott)

Но китов добывали значительно больше. Например, голландцы за 18 лет с 1669 года по 1787-ой добыли около 100000 (ста тысяч) полярных (гренландских) китов. За эти годы суда других стран добыли приблизительно такое же их количество. Это значит, что ежегодно добывали больше половины всей существующей популяции вида, включая детёнышей. Флотилии китобоев насчитывали уже тысячи судов – больше, чем теперь осталось китов в океане.

После 1718 года китобои начали посещать пролив Дэвиса между Гренландией и островом Баффинова Земля. Вскоре там промышляли 355 судов, охотившихся за гренландскими китами. Почти столетие продолжался этот промысел, пока киты здесь не были истреблены.

Китовый промысел на Дальнем Востоке России

С конца XVIII века на Дальнем Востоке действовала Российско-американская компания, которая была почти полностью американской, только действовала в России. Из десятков судов там было одно российское. Кроме собственного промысла, компания подчинила себе население окраины — вся добыча, в чем бы она ни состояла, должна была сдаваться на пунктах в разных местах обширной страны. Район ее действий простирался от Курильских островов до Аляски, Алеутских островов, а также на весь север.

За убитого кита компания платила местным жителям от 15 до 30 рублей. В то же время китовый ус одного животного оценивался в 500 — 1000 рублей, а стоимость всей продукции от одного кита составляла 8-20 тысяч рублей. В этот период из русских колоний поступало много жалоб на бесчинства иностранцев-китобоев. Они вырубали лес, топили жир на берегу, наносили вред пушному промыслу, грабили и разоряли туземные юрты, вывозили строевой лес и пушнину, а на протесты жителей и русских представителей отвечали угрозами и насмешками.

Промысел китов продолжал расширяться и в течение XIX века. Летом 1848 года американский капитан Ройс получил огромную прибыль от проданного жира и уса. На другой год к русским берегам ринулись сто пятьдесят четыре судна, а также десятки норвежских, английских, голландских и других китобоев. Они били только гладких китов и буксировали их ближайшему берегу или к судну.

Фактически это было браконьерство и грабёж в российских водах. Сторожевые суда не могли навести порядок в этом промысле. В 1850 году в Тихий океан на помощь охране был направлен из Кронштадта военный корвет Оливуца. Он должен был нести службу в морях, омывающих русские владения. Но и это мера тоже не была эффективной.

В 1851 году американцы заготовили 206850 бочек китового жира и 2480600 фунтов уса. В следующие годы — ещё больше. Когда они сообщили в 1852 году о результатах этих экспедиций сенату, правительство Соединенных Штатов Америки заявило: Вся американская торговля не приносит того, что могут добыть эти промышленные суда… Богатства американского правительства увеличились больше чем на 8 миллионов долларов. В 1855 году только у острова Феклистова американцы охотились с шестидесяти судов и забивали в день по пятьдесят китов. За четырнадцать лет американские китобои добыли жира и уса в русских водах на 130 миллионов долларов.

Один морской офицер, лейтенант Русского Императорского флота Владислав Иеронимович Збышевский, плававший на корвете в Охотском море, упоминая о китовом промысле, писал: «С 1847 года китам Охотского моря не было ни одного года отдыха: янки брали с нашего моря дань ежегодно, они истребляли их эскадрами в двести судов». Это было полное хищническое истребление гренландских китов как вида. Очевидно, также пострадали японский гладкий кит и калифорнийский серый кит.

В середине XIX века американские китобои прошли и в Чукотское море, где обнаружили чудом сохранившиеся стада гренландских китов, за которыми охотились лишь жители наших северо-восточных побережий. Охота американцев возобновилась. Наверное, Господь возмутился такой наглостью китобоев. В 1871 году 33 судна американской флотилии из сорока были затёрты льдами в Чукотском море недалеко от берегов Аляски. К чести американцев, было организовано спасение людей, которые шли 129 км по льдам, оставив все имущество, дорогостоящее снаряжение и вытопленный китовый жир. Все 1219 человек спаслись, но колоссальный урон, исчислявшийся в 33 млн долларов и разорение нескольких компаний значительно сократили американский промысел китов на долгие годы. Остатки затертых судов затонули и остались на дне моря.

Попытки России с петровских времен создать свой китобойный флот не увенчались успехом. До революции на Дальнем Востоке промышляли российские подданные лишь в отдельные годы. В 1894 году в бухте Гайдамак была образована Тихоокеанская китобойная компания графа Г.Г.Кайзерлинга, бывшего морского русского офицера, имевшая два китобойных судна и базу «Михаил». За 10 лет компания добыла порядка 1 тыс. голов китов (по 100 голов ежегодно), но в русско-японскую войну 1904 года суда были захвачены японцами, и компания была ликвидирована

Китобойная база графа Г.Г.Кайзерлинга. Ф. с сайта ok.ru

В 1889 году первый промысловый год начал российский офицер Дадымов. Он вложил 130 тысяч рублей в организацию промысла на китобойном судне «Г.Невельский». В первый год он добыл 23 кита, из которых получил 12 тыс. баррелей жира и 5 тонн китового уса. В 1890 году Дадымов добыл уже 50 китов, но на пути в Японию погиб вместе со своим судном при таинственных обстоятельствах. Попытки отыскать следы его гибели оказались тщетными. Так закончились попытки царской России включиться в китовую охоту.

А для американцев промысел китов на Дальнем Востоке был столь доходным, что они брали только ус и жир, а туши выбрасывали. Они разлагались по берегам моря, распространяя невыносимый трупный запах и превращаясь в горы костей, устрашающие людей до сих пор…

В конце концов, опустели и воды Дальнего Востока. Эскимосы собирали кости китов по островам, раскладывали и вкапывали их рядами, либо устраивали кладбища. Такое скопление костей найдено на острове Итыгран в Беринговом море в 1977 году. Интересно, что Евгений Евтушенко написал стихотворение «Кладбище китов» за 10 лет до открытия Китовой аллеи на острове Итыгран, правда это стихотворение не только о китах морских.

Остров Итыгран. Фото Максима Антипина. Сайт bugaga.ru
Китовая аллея зимой. Фото с сайта beringiapark.ru
На кладбище китов на снеговом погосте 
стоят взамен крестов их собственные кости.
Они не по зубам — все зубы мягковаты.
они не по супам — кастрюли мелковаты.
Их вьюга, тужась, гнет, но держатся — порядок!—
вколоченные в лед, как дуги черных радуг.
Горбатый эскимос, тоскующий по стопке,
как будто бы вопрос в них заключен, как в скобки.
Кто резво щелкнул там? Ваш фотопыл умерьте!
дадим покой китам хотя бы после смерти.
А жили те киты, людей не обижая,
от детской простоты фонтаны обожая.
И солнца красный шар плясал на струях белых…
«Киты по борту! Жарь! Давай, ребята, бей их!»
Спастись куда-нибудь? Но ты — пространства шире.
А под воду нырнуть — воды не хватит в мире.
Ты думаешь, ты Бог?  Рисковая нескромность.
Гарпун получишь в бок расплатой за огромность.
Огромность всем велит охотиться за нею.
Тот дурень, кто велик. Кто мельче — тот умнее.
Плотва, как вермишель. Среди ее безличья
разнящая мишень — беспомощность величья!
Бинокли на борту в руках дрожат, нацелясь,
и с гарпуном в боку Толстой бежит от «цейсов».
Величью мель страшна. На камни брошен гонкой,
обломки гарпуна выхаркивает Горький.
Кровав китовый сан. Величье убивает
и Маяковский сам гарпун в себя вбивает.
Китеныш, а не кит, но словно кит оцеплен,
гарпунным тросом взвит, качается Есенин.
Почти не простонав, по крови, как по следу,
уходит Пастернак с обрывком троса в Лету.
Хемингуэй молчит, но над могилой грозно
гарпун в траве торчит, проросший ввысь из гроба.
И, скрытый за толпой, кровавым занят делом
даласский китобой с оптическим прицелом. …
Идет большой загон, а после смерти — ласка.
Честнее твой закон, жестокая Аляска.
На кладбище китов у ледяных торосов
нет ханжеских цветов — есть такт у эскимосов.
Эх, эскимос-горбун, у белых свой обычай:
сперва всадив гарпун, поплакать над добычей.
Скорбят смиренней дев, сосут в слезах пилюли
убийцы, креп надев, в почетном карауле.
И промысловики, которым здесь не место,
несут китам венки от Главгарпунотреста.
Но скручены цветы стальным гарпунным тросом
Довольно доброты! Пустите к эскимосам! 
               1967г. Евгений Евтушенко "Кладбище китов" В.Наумову

США, киты и Аляска

Итак, во второй половине XIX века на рынках США за ус и жир с одного кита китобои получали 8-20 тысяч долларов. А 1 августа 1868 года Россия получила от Североамериканских Соединенных Штатов чек на 7,2 млн долларов за продажу полуострова Аляска, что равнялось примерно 11-ти миллионам золотых рублей. Это значит, что Аляску продали примерно за 600 китов – меньше, чем их добывали за один месяц на северо-востоке России.

На такой малой части Полярного моря доходы американцев только с прибрежного китоловства у берегов Аляски с 1868 по 1890 год составили свыше 22 миллионов золотых рублей. Одного китового уса было добыто на 16 500 000 рублей, что с излишком покрыло всю сумму, затраченную на приобретение этой сказочно богатой страны.

alaska_05_740
Побережье в штате Аляска

Впрочем, надо отдать должное американцам. Получив дармовую землю, они сделали всё возможное для её развития, для сохранения природных ценностей. Аляска теперь — самый большой штат США, страна с образцовым порядком, богатая и неистощаемая, где выросли 27 городов. В реках и море полно рыбы, тысячные стада северных оленей кочуют по тундре, можно встретить сотни видов птиц. Стали появляться и киты, которых с удовольствием показывают туристам.

После сотен лет нещадного промысла китов у берегов Аляски, как до, так и после приобретения её у России, в последние десятилетия китов успешно охраняют — летом устраивают китовые сафари для туристов, а зимой китам помогают перезимовать местные жители.

A California gray whale surfaces in a breathing hole near rescuers who were cutting holes into the ice pack off Point Barrow in October 1988.
A California gray whale surfaces in a breathing hole near rescuers who were cutting holes into the ice pack off Point Barrow in October 1988. Калифорнийский серый кит в полынье для дыхания рядом со спасателями, которые проделывали отверстия в паковом льду у мыса Барроу, город Кетчикан. Фото Владимира Палагута

Пушки Свена Фойна — приговор всем китам.

Нещадный промысел китов в течение столетий привел к почти полному уничтожению гладких китов, которых китобои называли правильными китами (“right whales”), так как они не тонули после смерти. Других китов добыть было намного сложнее — не было возможности вытащить их на берег или подтащить к судну — тонны китового мяса тонули и тащили суда на дно.

Начало нового жесточайшего истребления китов было положено после 1860 года, когда норвежский охотник Свен Фойн (Svend Foyn) , после десяти лет упорного труда и испытаний на китах, изобрел новое оружие для их убийства – гарпунную пушку, применяемую по сей день. С этого времени начался современный период окончательного убийства китового рода, связанный с невероятными страданиями жертв.

Пушка Свена Фойна стреляет большими гарпунами, причем острием гарпуна служит разрывная граната, а гарпун соединяется с судном тросом большой прочности. При попадании такого гарпуна в тело кита последний, стремясь уйти от преследования, натягивает трос, прикрепленный к кораблю. В результате лапы гранаты расходятся, что приводит к взрыву.

К 1867 году изобретатель усовершенствовал своё адское оружие, применив компрессор для накачивания китов воздухом, чтобы они не тонули, а также представил вторую часть чудовищного изобретения — небольшое быстроходное судно «китоубиец» с высоко поднятым носом, на котором устанавливалась гарпунная пушка. С такого судна можно было удерживать загарпуненного стотонного кита и поднимать его на поверхность даже с трехкилометровой глубины.

Множество китов погибли или ушли ранеными во время испытаний страшного оружия, но с конца 19 века его стали применять повсеместно, в том числе и советские китобойные флотилии. Для китов это означало убийство всего их китового рода, а для Свена Фойна — почет и известность (Свен Фойн — норвежский китобой. Рыбак Приморья, вып.4 (1370), 24.01.08)

С 1904 года норвежские китобои стали промышлять, в основном, в Южном и Северном Ледовитом океанах, что было связано с запретом норвежского правительства убивать китов у берегов своей страны. Промысел обрушился на горбатого, или длиннорукого, кита. За следующие 10 лет норвежцы добыли 30 тысяч китов, из них 20 тысяч принадлежали к этому ценному виду. Всего через 50 лет эти киты почти перестали встречаться.

Горбатый, или длиннорукий, кит. Моряки называли его весельчаком за его прыжки над водой с размахиванием ластами. Этот кит способен издавать самые громкие звуки, известные в мире животных. Разнообразными песнями эти киты отправляют послания другим китам их рода за тысячи км, смысл которых понятен только им.

Ещё в 1841 году мореплаватель Джеймс Кларк Росс установил, что и антарктические воды изобилуют китами. В 1893 году китобои, истребив китов во всех других океанах, начали промысел в Антарктике, которая стала пятым районом промысла. В 1904 году в бухте Гритвинен на о. Южная Георгия норвежец Карл Антон Ларсен организовал первую береговую станцию по переработке китов Так он вписал свое имя в историю китобойного промысла и исследования Антарктики, совершил туда несколько рейсов, в том числе с экспедицией Отто Норденшельда.

В 1905 году другой норвежец X. Кристенсен снарядил на юг океанов первый плавучий завод «Адмирален» с двумя китобойными судами. В сезон 1910-1911 гг. в атлантическом секторе Антарктики работали 14 плавучих заводов и 6 береговых станций с 48 китобойными судами. Они добыли более 10 тысяч китов, из них 8 тысяч — горбатые киты. Чтобы вывезти весь жир начали применять танкеры.

В 1912 году Норвегия имела в Антарктике уже 37 плавучих заводов и 27 береговых баз. Она получила 500 тыс. баррелей жира, который стали широко использовать в производстве нитроглицерина для военных нужд. Тогда же впервые возникло перепроизводство китового жира, даже встал вопрос об ограничении промысла.

24 сентября 1931 года в Женеве была подписана представителями 26 государств 1-я Международная конвенция по регулированию китобойного промысла в Антарктике. Стали устанавливаться квоты на добычу китов. Так, на 1933 год была установлена квота 17 074 условных (голубых) китов. Условный (голубой) кит равен двум финвалам и 2,5 горбатым китам, 6-ти сейвалам. Начиная с 1955 года, промысловый сезон в Антарктике ограничили с 1 декабря по 15 марта.

Промысел китов белух у Соловецких островов

В прошлые века исторический Соловецкий монастырь не оставался в стороне от традиционного морского промысла. Он успешно промышлял на Белом море, по берегам которого были устроены рыболовные и зверобойные тони. Помимо летнего промысла рыбы, зимой и летом велся промысел морских млекопитающих — тюленей нерпы и морского зайца, летом промышляли китов белух с помощью специальных сетей, сделанных из особо прочных веревок. Китов, подходящих к берегу во время рождения детенышей старались отгородить сетями от открытого моря и подогнать к берегу.

Фото убитой белухи. Сделано, по-видимому, в Сухом доке. Возможно, монахи считали белух разновидностью рыб, на картинках они изображены иногда с чешуёй.

В сокращенном сетями пространстве белух убивали с помощью копий. Белухи почти не оказывали сопротивления, несмотря на свой вес около тонны. Но если какой-то из них удавалось найти выход из сети, то она сообщала об этом всему стаду, но не уходила одна. В этом случае сеть оставалась пустой. «Порато умные», — так монахи описывали сообразительность белух. Жир белух ценился на рынке выше, чем тюлений. Вытапливали его на Салотопенном заводе, построенном на Сельдяном мысу поселка Соловецкий.

Промысел китов в СССР

В 30-е годы  XX столетия на Шантарских островах, после ухода американской компании, действовало уже советское Акционерное Камчатское общество. Они установили жиротопки, построили утилизационный завод, остатки которых сохранились до сих пор. Но зверобои промышляли здесь, в основном, ластоногих, так как киты были выбиты. Туши китов китобойцы периодически привозили из других районов океана на переработку.

В 1929 году Акционерное Камчатское общество (АКО) закупило в США транспортное судно «Глен Ридж» и направило его в Норвегию на переоборудование. Однако, от контракта пришлось отказаться, так как норвежцы запросили баснословную цену, не желая иметь конкурентов.

Тем не менее, в СССР решили во что бы то ни стало создать свой китобойный флот. В Ленинграде переоборудовали судно Алеут в китобазу, закупили в Норвегии 3 корабля-китобойца, названные «Авангард», «Трудфронт» и «Энтузиаст». В 1933 году они начали промысел в районе Владивостока. С этого времени и по 1967 год первая в СССР китобойная флотилия «Алеут» работала в водах северной части Тихого океана.

После ВОВ в Одессе в 1946 году была сформирована флотилия «Слава». В неё вошли 18 устаревших паровых китобойных судов. В 1956 году флотилии были переданы 20 современных дизельэлектрических судов-китобойцев, что резко повысило эффективность ее работы. В сезон 1956-1957 гг. флотилия «Слава» добыла 3282 кита и получила 28.314 тонн жира, 1965 т кормовой муки, 500 т мяса, 506 т печени. В 1966 году китобаза «Слава» была передана на Дальний Восток и проработав 6 сезонов в северной части Тихого океана, была списана и продана на металлолом.

Китобойная база флотилии Слава, вверху фото — портрет капитана А.Соляника. Возвращении из экспедиции, порт Одесса, 1954 г. Фото с сайта fleetphoto.ru Возвращение китобойных флотилий после 6-8 месяцев плавания всегда были праздниками — их встречали, как победителей. Палили пушки, люди кричали «Ура».

В 1959 году в г. Николаеве на судостроительном заводе им. Носенко была построена китобойная база «Советская Украина», а на заводе им. 61 коммунара — 20 дизельэлектрических судов. Местом базирования флотилии был порт Одесса.

В 1960 году вступила в строй китобойная база «Юрий Долгорукий«, переоборудованная из доставшегося СССР по репарации немецкого пассажирского лайнера «Гамбург». Флотилия имела 15 дизельэлектрических китобойных судов и вела промысел в водах Антарктики. Местом ее базирования был порт Калининград, хотя база имела такую осадку, что не могла подходить к причалам.

Китобаза Юрий Долгорукий. Фото с сайта kaliningrad.kp.ru

В 1961 году в г. Николаеве на тех же заводах была построена еще одна китобойная флотилия — «Советская Россия» в составе китобазы и 21 китобойного судна с базированием в порту Владивосток, который стали считать столицей китобойного промысла страны. Производственная мощность китобазы позволяла обработать 75 китов в сутки общим весом свыше 4 тыс. тонн, вырабатывать 1 тыс. тн. жира и 200 тонн китовой муки при 100 % утилизации сырья. Эта флотилия могла работать во всех морях и океанах.

Судно- китобоец во время буксировки китов на базу флотилии.

В 1963 году вступили в строй среднетоннажные китобазы «Владивосток» и «Дальний Восток», построенные западногерманскими фирмами. Китобазам придавалось по 12 китобойных судов каждой. Предназначены они были для работы в северной части Тихого океана.

Китобазам спускали план добычи, обученные команды дежурили круглосуточно в наблюдениях за океаном — даже малейший выдох кита был его путем к смерти. Добывали всех китов всех возрастов без исключения.
Базовые суда флотилий перерабатывали китов полностью.

СССР вскоре занял 1-е место в мире по добыче китов, на его долю приходилось 43 % их улова (на долю Японии — 41 %). Флотилии обычно работали в закрытом режиме. Связь с берегом была только шифрованной. Китобойные суда в эфир не выходили, а связь с китобазой осуществлялась по УКВ кодам, которые дважды в сутки менялись. Информации о промысле отечественных и иностранных флотилий практически не было.

Сохранившаяся статистика свидетельствует, что всего за 25 лет китобойного промысла, с 1947 по 1972 годы советскими китобойными флотилиями было добыто около 125 тысяч усатых китов и кашалотов. Одна только флотилия «Юрий Долгорукий» добыла 58 тысяч китов двадцати двух видов. По другим данным, в 1947—1972 гг. было добыто более 193 тыс. китов, в том числе флотилиями: «Слава» — 59136, «Советская Украина» — 37727 (в 1959—1972 гг.), «Юрий Долгорукий» — 42311 (с 1960 г.), «Советская Россия» — 53874 (с 1961). Промысел прекратился только тогда, когда киты перестали встречаться.

После распада СССР западными изданиями были обнародованы факты нарушений советскими китобойными флотилиями правил промысла. Была установлена фальсификация отчетов СССР, в том числе с участием КГБ, для международной китобойной комиссии. Например, вместо 48 тыс. китов, забитых в антарктических водах в начале 1960-х годов, в МКК сообщили лишь о 2710 особях.

Когда люди начали уважать китов.

Несмотря на столетия интенсивного убийства китов, знания об их биологии почти не прибавлялись, подводная жизнь оставалась для человека тайной. Эта тайна стала раскрываться, когда удалось содержать дельфинов в неволе, где за ними можно было внимательно наблюдать. В 1938 году в США открылся первый в мире океанариум «Мэрин Стьюдиоуз», позже переименованный во «Флоридский Мэринленд», в котором содержалась группа дельфинов. Там их могли наблюдать ученые и посетители.

В начале второй мировой войны пришлось временно закрыть «Мэрин Стьюдиоуз» и выпустить дельфинов. Океанариум открылся вновь в 1946 году и был заселен дельфинами. В феврале 1947 года одна дельфиниха родила дочку, названную Спрэй. Спрэй прожила в океанариуме 22 года и родила 5 детёнышей. Тогда появились совершенно неожиданные сведения о дельфинах как об очень способных к обучению и готовых к общению с человеком животных.

Исследования дельфинов Д.К.Лилли были описаны в его популярных книгах «Человек и дельфин» (1961, на русском языке — в 1965 г) и «Разум дельфинов» (1967, на русском языке — в 1969 г). Они произвели фурор в обществе и среди учёных, хотя поначалу те и другие даже высмеивали ученого, называя в печати его работы «бредом сивого кита». Особое недоверие вызвало утверждение Лилли о способности дельфинов воспроизводить человеческую речь, которую он записывал на магнитофон. Тем не менее, к работе подключились целые группы нейрофизиологов.

«Дельфы», как их стали ласково называть ученые, оказались сообразительны, легко обучались, даже превышая своим интеллектом человекообразных обезьян. Стало понятно, что люди столетиями уничтожали себе подобных мыслящих высокоразвитых существ и едва не покончили с их существованием.

Хоть нас в наш век ничем не удивить,
Но к этому мы были не готовы:
Дельфины научились говорить!
И первой фразой было: «Люди, что вы!»
Учёные схватились за главы,
Воскликнули: «А ну-ка, повторите!»
И снова то же: «Люди, что же вы!»
И дальше: «Люди, что же вы творите?!
Вам скоро не пожать своих плодов.
Ну, мы найдём какое избавленье…
Но ведь у вас есть зуб на муравьёв,
И комары у вас на подозреньи…»… Вл.Высоцкий, 1968

В 1946 году была подписана Международная конвенция о регулировании китобойного промысла. Тогда же, в соответствии с конвенцией, была учреждена Международная комиссия по промыслу китов. США, Великобритания и СССР стали членами комиссии в 1948 году, Япония — в 1951 году.

В 1986 года Международная китобойная комиссия ввела запрет на китовый промысел. Тем не менее, некоторые страны от промысла не отказались. Япония продолжала вести промысел «в научно-исследовательских целях», а с 2019 года возобновила и коммерческий. Исландия согласилась с запретом частично, а Норвегия к мораторию не присоединилась.

Всего в мире с момента введения моратория в научных целях было добыто 17 839 китов, из них 310 финвалов, 56 кашалотов, 1563 сейвалов, 734 полосатика Брайда и 15 176 малых полосатиков. Всё же в результате запрета промысла удалось спасти от полного уничтожения несколько видов китов.

С 2013 года на Шантарских островах создан Национальный парк. Реальные работы по изучению, защите и восстановлению природы этой территории только начинаются. Тем не менее, туризм к этим труднодоступным и необычайно красивым местам уже развивается.

Шантарские острова. Фото с сайта rgo.ru от Клуба Russian Discovery

Теперь на китов обрушилась новая напасть. Коммерсанты поняли, что можно зарабатывать на дельфинариях. Этот бизнес ширится, а животные погибают, отработав под аплодисменты публики. Учет их гибели вести невозможно — дельцы губят одних, заменяют другими, экономят на всем. Дельфинарии стали концлагерями морских млекопитающих, хотя многое из их жизни стало известно, благодаря исследованиям в неволе.

Но что нужно публике? Как и в древнем Риме — «Хлеба и зрелищ». Даже самые жестокие императоры подавляли восстания раздачей хлеба и вина, да цирковыми представлениями.

https://youtu.be/FZJz0NowDy0
Документальный фильм «Рожденные свободными» — фильм-расследование о том, как ловят и поставляют морских животных в дельфинарии, история 18-ти белух

С уважением, Т.Л.Фокина

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статья«Причудливые» сосны Соловков
Меня зовут Фокина Татьяна Леонидовна. Я живу в Санкт-Петербурге. Более 30 последних лет моей жизни связаны с Соловками, 24 года я работала в музее-заповеднике, в 1998-2000 годах была его директором. . По специальности — биолог, приходилось заниматься как природными исследованиями, так и музееведением, охраной памятников, охраной природы, ландшафтным дизайном.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here